Тэги

Похожие посты

Добавить в

Женская доля.

Сила женщины – в красоте. Таки позволю себе не согласиться. Женская сила – быть лошадью. Пусть красивой, эффектной, но кобылой.

Грузоподъемность среднестатистической барышни поражает. Не беру в расчет те 4 кг. косметики на лице, которые позволяют выглядеть «натурально и свежо», а только тягловую силу. Даже самая хрупкая и нежная фея  способна вынести из «мне только хлеба купить» пару литров сока, три килограмма картошки, две курицы, молока, десяток яиц, сыр и, конечно же, хлеб. И сложить это все в сумочку. Где уже есть сменные туфли,  плойка, кошелек с мелочью и стратегический запас косметики. И при этом плыть легко и непринужденно, будто бриз по волнам. Сделать из женщины неэлегантный, недовольный крейсер может только похудевшая подруга в новом платье, но никак не тяжелые сумки.

Периодические походы в семейные гипермаркеты подтверждают мою теорию. Умение поднимать тяжести у дам — на уровне олимпийского стандарта. Если бы производители допинга умели таблетировать вот это женское «лень ходить дважды, куплю все сразу», спорт поднялся бы на качественно новый уровень.

Женщина становится негрузоподъемной только в присутствии мужчины. В такой ситуации и крохотная бутылка минералки — неподъемная ноша. Все перекладывается на плечи, мужественные и выносливые.

Знаю по себе. Я могу самостоятельно докатить двенадцатикилограммовый арбуз до дома – но только пока никто не видит. Если же рядом решительный сосед, то я беспомощна и слаба.  И он герой и силач.

А если никого нет поблизости — могу и дверь маршрутки оторвать. Но потом, конечно, уронить ее себе на ноги – тяжелая же.

Это были мои романтичные 18. Первый курс университета, я собираюсь на посвящение. Выгодно подчеркнула мои самые конкурентноспособные части: декольте под цвет глаз и шпилька ради бесконечности ног.  Стою, жду автобус. Остановка конечная. Народу – никого. Подъезжает маршрутка из  рода серых псов желтых газелей. Пустая, что радует. Попытка открыть дверь непринужденным жестом не увенчалась успехом. Я поднажала. Даже слишком поднажала. Дверь упала мне под ноги. Сраженная моей неземной красотой, естественно, а не силушкой богатырской.

Водитель не ожидал такого подвоха со стороны юной волоокой леди. Выразительно вращая глазами, он метался между желанием повесить дверь на место и высказать все, что он думает обо мне и моих родственниках. Таки смог совместить желания. Сквозь грохот двери я уловила лишь отдельное: мать… здец… нах… Ну что сказать, убогий лексикон для такого восхищения.

То есть, уже тогда, в мои хрупкие 18, я была кобылой. Что же говорить обо мне, почти тридцатилетней…