Тэги

Похожие посты

Добавить в

Дом странных соседей

Говорят, что наши друзья – наше отражение. Возможно, хотя и не факт. Наше отражения  это домашние питомцы. Ей Богу, мои аквариумные рыбки – слепые раззявы: как и я, ничего не видят и бьются о стенки своего домика. А еще наше сознание определяют  соседи: эта теория требует  глубокомысленного анализа.

Мне всегда везет с соседями. В Казани надо мной, в однокомнатной квартире, дама держала собаку. Не крошечного йорка, не умильного мопса, нет. Только конь, только хардкор.

Я не сразу увидела нового питомца соседки. Сначала появились некие смутные подозрения. Я никогда не держала йорков, но точно знаю, что они не могут лаять гулким басом, от которого в квратире дрожали стекла. Собачка оказалась на редкость игровой. Моя люстра синхронно повторяла все прыжки и перемещения песика. Когда она (собачка, не люстра) прыгала на диван, было слышно, как несчастная тахта отъезжала от стены.

Отдельно стоит упомянуть ее когти. Долгое время я была уверена, что пол у соседки покрыт листовым железом, а собачка носит свинцовые тапки. Цокот когтей сравним с… Сложно сказать… Представьте звук, с которым металлическую цепь от якоря тягают по железной крыше… Вот.

Короче, стала я подозревать, что собачка несколько крупнее мопсика…  Вооружившись домашним кексиком, я поднялась к соседке. Против мучного сложно устоять, и она пригласила меня на чай.  А там в коридоре лежало нечто.

Как раз от стены до стены, и лапы заняли весь коридор поперек. Даже немножко не влезли.  Огромная собачища в палевых складках. На мой голос песик лишь слегка повернул голову и посмотрел так, как смотрит чистоплотная хозяйка на таракана: удивленно и слегка брезгливо. И гавкнул. Эхо прокатилось по всему подъезду…

Короче, я та еще ссыкота, и ругать соседку желание пропало. Собачка оказалась английским мастифом. И как сказала хозяйка, увидев мою перекосившуюся морду: ты не бойся, он еще МАЛЕНЬКИЙ.

Я давно уже живу в Сочи и соседи давно другие, но не менее удивительные. Рассказывала уже про сумасшедшую старушку. Она съехала. Казалось бы, это причина для радости, но нет. В ее квартире теперь живет женщина с сыном. Ортодоксальная веганша. Это даже страшнее  бабульки-шизофренички с бешеными кошками. По ходу, место проклятое.

Веганша усиленно контролирует, что я выкидываю в мусорку. Знаете зачем? Чтобы знать, ем я мясо или нет. Ем. Я люблю пророщенную сою, огурцы и турнепс, но только в качестве гарнира к хорошему стейку.  Но нет. Мясо – это зло и она активно пытается обратить нас, жильцов, в свою веру. Мы намекали ей, что проповедники, как правило, плохо заканчивают, но она непуганая и очень дикая.

Давеча я увидела в подъезде объявление, мол, такого-то числа в столько-то состоится встреча жильцов по вопросам домоуправления. Оказалось, что это дело рук соседки. У нее отвага граничит со слабоумием: собрать жильцов и на полном серьезе заявлять, что летом мясо она запрещает есть всему этажу – это надо быть очень храброй и очень сильной. Ну или быстрой. Мол, мясоеды потеют ядом и она этим дышать не намерена. От расправы ее спасло только чудо.  

Сын у нее дивный мальчишка. 14 лет, очень вежливый, интеллигентный и длинный. Уже за 180 сантиметров ростом. И  тощий как гвоздь. Честное слово, он аж прозрачный на свету. Соседи у нас люди жалостливые, и поэтому, все активно стали подкармливать пацана. Ему это явно пошло на пользу: прошли прыщи, появился румянец и на узника Бухенвальда он уже похож не так сильно.

Но это не все странные соседи. Есть еще девочка с пианино. Когда я только увидела, что грузчики, пыхтя и отдуваясь, тащат лакированный гроб, в котором похоронят наше спокойствие, мне стало плохо. Оправдались самые худшие ожидания: соседская девочка, естественно, умница и отличница, каждый вечер насилует слух жильцов громким пением, аккомпанируя себе на пианино. Правда, в ноты она пока не попадает, да и голос ужасный, но музыка же. Искусствобля.

Есть и другие интересные соседи.  Например, любвеобильный сосед за стенкой. Вообще-то он живет один, но периодически, раз в 10 дней (по нему можно календарь проверять), кого-то потрахивает. А с учетом того, что никто из соседей не видел его неуловимую барышню, и из домочадцев у него только  кошка – интереснее вдвойне. У девушки (ну я надеюсь) чистое и звонкое сопрано и стонет она очень размеренно, прям по метроному.

Такая осведомленность с моей стороны понятна – кровать прелюбодея стоит ровно у той стены, где и моя. Поэтому мне не только все слышно, но и количество и силу, так сказать, страсти, чувствую.

Но странно не это. Стоны барышни вполне понятны – тащится девчуля. Непонятен иной звук. Коитус сопровождается пугающим скрипом: знаете, как будто кто-то завинчивает  металлическую банку. Я любопытная, да и не только я: всему подъезду интересно что и кому он там завинчивает с таким звуком. За соседом прочно закрепилось прозвище «Железный дровосек».

Соседей с перфоратором я даже не беру в расчет. Множество их. Как в лесу: дрелевое многоголосье. То там, то здесь вспыхивает и умолкает сердитый рев сверла. Визг пилы врывается в перебранку двух молотков. Перфораторы настороженно замолкают: вдалеке, на кромке заката, нарастает гул пылесосов. Рокот пугающий и громкий. Вот, он исчезает вдали и появляются первые, несмелые голоса робких шуруповертов. К ним присоединяются настырные дрели и привычное ремонтное многоголосье дома продолжается.

Почти по Пришвину.