Тэги

Похожие посты

Добавить в

Голос крови.

Жаркие дни вытащили на пляж не только купающихся, но и рыбаков. Причем, местные рыбаки, они «читеры»: ставят не менее 6-7 удочек, удобное раскладное кресло и прочие радости рыбацкого времяпрепровождения.

Я люблю рыбалку. Мне нравится гипнотизировать поплавок или азартно закидывать спиннинг. Очень нравится. Могу накопать червей, насадить наживку, знаю кто и на что лучше клюёт. Единственное, недоступное мне существо – это опарыш. Вот его я не то что насадить, в руки то боюсь брать.

Ладно руки… Несколько лет назад я видела дивную картину. Тихое озерцо. Раннее утро. Застывшие рыбаки одними глазами выражают всю гамму рыбацких чувств от «гдерыбабля» и до «тихобля». Лишь поплавок, бесчувственный и холодный, не реагирует на горящие глаза «рыбных охотников». Любой другой, более живой объект, мгновенно испепеляется, попадая в поле зрения напряженного рыбака.

Рыбалка идет довольно бодро. Периодически клюет. То один, то другой снимает улов с крючка.

У каждого своя наживка. Черви, хлеб, каша, мотыль – любые вкусности в угоду рыбе.

Но добил один. Он рыбачил на опарыша. Тоже наживка, но! Чтобы далеко не бегать за пакостью, он держал личинок…. ВНИМАНИЕ!!!  ВО РТУ! Да да, во рту. За щекой. От увиденного  не только мне, даже более опытным рыбакам, стало плохо.

Но да ладно, у каждого свои извращения.

В детстве мы частенько с папой ходили на рыбалку. Летом так почти каждый вечер.  Мы брали удочки, самые простые, бамбуковые, копали в садочке червей и шли на речку. Ну как речку. Речка – это громко сказано. Речушка.  Но с громким народным названием —  речка-говнотечка. Не очень широкая, да и неглубокая, мутная и спокойная, но, тем не менее, рыбная. Карасики, ротанчики, гольяны, вьюны и прочая рыбная мелочь водилась в ней в изобилии.

За час-полтора можно было надергать рыбы на полноценный ужин. Чем, мы собственно, и занимались. Помимо практического эффекта, была и моральная польза. Мы проводили время с папой. Часто к нам присоединялся папин племянник. Скучно не было никогда!

Самые красивые и самые мелкие рыбные экземпляры шли в аквариум. В разное время мы держали вьюнов, ротанчиков, гольянов и маленького карасика. Но вьюны быстро отправились в ближайшее озеро – уж больно громко по ночам переворачивали камни. Грохот стоял как на каменоломне.

Ротанчик был безжалостно отдан коту за вандализм и непомерные аппетиты. Карасика зашугали нагловатые барбусы. Да что там. Рыбка попалась, на редкость, трусливая и боялся даже робких скалярий.

Но интереснее всех судьба сложилась  у гольянов. В аквариум, благо размеры позволяли,  выпустили сразу целую стайку. Около 20 шт. Коренным обитателям аквариума, неонам, барбусам и тетрам, это не шибко понравилось. Но если драчливые барбусы давали отпор хулиганам, а тетры прятались в зарослях, то неоны пали смертью храбрых. Их сожрали. Всех до одного. Это было обидно и дорого.

Отожравшись на декоративных рыбках, гольяны расцвели. Они носились по аквариуму серебристыми ракетами, с красными плавниками и хвостам. Их дружная, прожорлива, стайка наводила ужас даже на интеллигентного рака.

Когда стали пропадать барбусы, я не выдержала такого беспредела. Выпускать – нерентабельно. Жарить –  дорого и мелко.

Но тут заговорила кровь. Было принято решение продать вандалов.  Название придумалось мгновенно. Сложное и очень латинское.

В зоомагазине все прошло, на редкость, гладко. Продавцы купились и купили всю партию экзотических рыбок. Их можно понять. Сложно ожидать подвоха, когда товар приносит девочка-подросток с наивными зелеными глазами.

На сумму выручки, очень, кстати, приличную, были закуплены новые жители аквариума. Но в голове еще долго сидела мысль: а не поставить ли продажу речных обитателей на поток?!